Казахорус: взгляд со стороны

2 июля 2018 / 11:05
2531
Публикации

На прошлой неделе «Саясат» задался вопросом, чем отличаются русские в России от казахских русских. Опрошенные спикеры сошлись во мнении, что различия есть не только в языковой практике, но и в ментальности. Насколько ощутима эта разница в ментальности? С этим вопросом мы обратились к тем, кто волею судьбы переехал из России в Казахстан.

 

«Русские в Казахстане – восточные люди, русские в России - прямые»

 

Анна Коурова родилась и выросла на российском Дальнем Востоке. Сейчас она казахская келин и живет в Казахстане. Анна ведет блог в Facebook, где делится своим опытом погружения в местную среду, теперь ставшей для нее своей.

 

Русские в России пишут не «Алматы», а Алма-Ата, считают, что сотка - это сто рублей, редко пьют чай с молоком, баурсаки жарят в форме спасательного круга, посыпая их сахарной пудрой и называя пончиками (а питерцы и вовсе пышками). Русские в Казаxстане говорят «мАнты», а не «мантЫ», тяготеют к большим свадьбам, отлично готовят плов, знают, что лошадь - это не только друг человека, но и около 200 килограммов вкусного мяса, не путают представителей разныx народов Средней Азии и знают, когда следует говорить «казахский», а когда «казахстанский». А еще считают, что три ребенка - это совсем не многодетная семья.

Насколько для меня ощутима была разница в ментальности? На истину не претендую, скажу о своих впечатлениях. Русские в Казахстане - восточные люди, русские в России - прямые. Сама я не очень сильна в этих восточных тонкостях. В деловых переговорах, например, нахожу удобным сразу переходить к делу без реверансов, но приходится подстраиваться под среду. На примере моих знакомых кажется, что в русских семьях больше равноправия в семье и у русских мужчин больше нагрузка по хозяйству. Если я скажу своим русским подругам «девочки, хочу выйти с вами, но меня муж не отпускает», они, скорее всего, возмутятся: «да ты что, да скажи ему, Нюся, так, ничего не знаю, собирайся и пошли», а казахстанские подруги понимающе скажут «жарайды, Анютажан, келесі рет шығамыз онда».

Я считаю себя русской женщиной, но стремлюсь быть казахской невесткой. Хотя некоторые черты, наверное, уже переняла от гостеприимного казахского народа. На днях мой папа рассказал, что с ним по соседству во Владивостоке работает парень из Казаxстана. Я спрашиваю: «А он с семьей там? С детьми вместе переехали? А домой когда едет?» Папа ответил, что не мог же он у незнакомого человека выспрашивать такие подробности. А я после 10 лет в Казахстане уже считаю это нормальным. Ну как же уйти, не спросив «Отбасыңыз қалай? Бала-шағаңыз қалай? Бәрі аман-есен бе?».

 

«Я знаю достаточно много местных русских, которые связывают себя именно с Казахстаном»

 

Директор ТОО «Инсайт Медиа» Юрий Дорохов уже более 10 лет живет и работает в Казахстане. Из своего опыта он делится наблюдениями о разности казахских и российских русских.  

 

Я вырос в Сибири, долго жил на Урале и могу сказать, что сибиряки и уральцы довольно схожи по характеру с жителями Северного Казахстана – и с русскими, и с казахами. Люди прямые, немного суровые, но откровенные. А вот на юге Казахстана русские отличаются большей мягкостью характера и деликатностью в общении.

В Казахстане я живу уже 10 лет и, насколько понимаю, здесь много внимания уделяется личному статусу человека, и собственному, и чужому. Соответственно, люди стараются сохранять социальный статус, а для этого один из путей – меньше конфликтовать. То есть, общение здесь менее жесткое, более деликатное. Есть такие понятия, как «алматинский характер» и «амлатинское «нет»». Чаще всего этот термин употребляют северяне. Алматинец старается не обидеть собеседника, в том числе прямым отказом. Если алматинец говорит: «я постараюсь, я подумаю, посмотрим, что можно сделать» – это такой решительный отказ по-алматински. Это свойственно людям самых разных этносов, проживающих в Алматы. Есть, конечно, люди, которые сразу говорят, как есть, но в целом ситуация такая. Как мне сказал один русский бизнесмен из северного Казахстана, «не люблю я этих ваших алматинских вариантов» - и показал рукой волнистую линию.

Может быть, благодаря такой тактичности, люди здесь более открыты, легче вступают в контакт. Нет никаких проблем поговорить с незнакомцем на улице, что-то обсудить – это воспринимается нормально. Когда я впервые вернулся в Россию после переезда в Алматы, я почувствовал, что со мной что-то не так. Потом понял – я иду по улице и не улыбаюсь. Все вокруг серьезные – и я серьезный. Здесь, на юге Казахстана, люди чаще здороваются с незнакомцами и чаще улыбаются друг другу, и это здорово.

Есть отличия в языковых практиках. Принципиальной языковой разницы нет, но есть такие нюансы.  Мне часто не верят, но здесь, на мой взгляд, лучше сохранились нормы литературного русского языка, чем в России. Это явление на самом деле нормальное для всех языков. В английских бывших колониях –  Австралии, Новой Зеландии, Канаде – с одной стороны, заимствуют какие-то местные слова и обороты, но с другой стороны, английский язык лучше сохраняет старые формы. Так везде на планете – в центре языковой культуры язык быстро меняется быстрее, чем на периферии. В Алматы такая же ситуация с русским языком. Например, 10 лет назад, когда я только переехал, я слышал от казахстанцев такой глагол, как «кушать». В России в те времена уже давно так не говорили, это был некий архаизм. Сегодня и на юге Казахстана это слово используется редко – то есть, язык меняется, но с некоторым запаздыванием, хотя Интернет ускоряет этот процесс.  

Многие говорят, что казахстанские русские идентифицируют себя с Россией. А я знаю достаточно много местных русских, которые связывают себя именно с Казахстаном – они тут родились, выросли, у них душа болит за Казахстан. Основная масса тех русских, кто очень хотел уехать в Россию или в Европу, уже уехали. Сейчас я не вижу особой разницы по национальному признаку среди тех, кто задумывается о переезде, как и среди тех, кто никуда уезжать не намерен.  

Конечно, сальдо миграции русских отрицательное, в отличие от казахов, но при этом есть русские, которые переезжают жить из России в Казахстан, я не один такой. Поток идет в обще стороны. Более того, я знаю случаи, когда русские возвращались из России в Казахстан, потому что тут им комфортнее, ментальность ближе, и это проявляется в каких-то нормах поведения, бытовых привычках. Например, тут меньше пьют алкоголь, чем в России. Особенно это проявляется на юге Казахстана. Надо сказать, что в последние годы и в России стали гораздо меньше пить, пошла мода на здоровых образ жизни, но все-таки разрыв с югом Казахстана сохраняется. Думаю, это влияние ислама, и оно распространяется даже на тех, кто не считает себя мусульманином.

Здесь другая культура питья. В России считается нормальным выпивать на улице с друзьями. С этим борется полиция, но люди все равно стараются придерживаться традиции. В Казахстане это встречается гораздо реже, предпочитают употреблять спиртные напитки дома или в кафе, ресторане, в общем - в специально отведенных для этого местах.

Когда я сюда приехал, то сразу столкнулся с некоторыми различиями в ментальности, причем характерными и для русских, и для казахов. Не могу сказать, что эта разница огромна, но она есть. Поначалу я пытался применять те же методы управления людьми, что в России. Там распространен командный стиль работы: я – начальник, как сказал – так и делай. Тут этот метод не всегда срабатывает. Люди привыкли к более деликатному общению, и когда ты начинаешь ругаться, злиться – это воспринимают довольно обостренно. Люди воспринимают это как переход на личности, обижаются, начинают игнорировать твои требования. До меня не сразу дошло, что если алматинец – хоть русский, хоть казах – что-то делает неправильно, одного приказа будет мало – надо объяснить детально человеку, почему будет лучше поступить по-другому. Если ты человеку объясняешь, причем без перехода на личности, то  человек, как правило, перестраивается и меняет свой рабочий процесс.

Не всегда у меня это получается, старые привычки иногда дают о себе знать, но я стараюсь. Такой подход отнимает время на начальном этапе, но окупается тем, что человек начинает лучше понимать, что он делает, зачем он делает. Вот это, пожалуй, единственная вещь, которая действительно меня зацепила и поначалу поставила в тупик.   

В Алматы я отучился материться. В  Алматы матом именно ругаются, а не разговаривают. Когда я работал журналистом в России и у нас было нормальным использовать «крепкое слово» в общении, эмоции показать. Например, давая указание подчиненному, для подкрепления своих слов можно было что-то такое добавить. В Алматы это воспринимают именно как ругательство, а значит – неуважение. Я бы сказал, что я не разучился материться, но отучился материться. Теперь ненормативную лексику употребляю только когда действительно необходимо выругаться.   

Все эти отличия среднеазиатских русских от российских имеют глубокие корни. Русские жители появились в Центральной Азии еще во времена Тамерлана – он привел с собой пленных мастеровых. Потом сюда добирались и оставались жить торговцы, беглые солдаты. Есть такое слово, сейчас оно воспринимается как ругательное – «шала-казах». Так вот, мне встречалось в литературе упоминание, что в XVIII-XIX этим термином называли переселенцев на казахские земли – татар, сартов, русских – которые оставались тут жить. Они перенимали обычаи и традиции казахского народа, многие принимали ислам. Становились казахами наполовину – не по крови, но по культуре и по духу. Потом уже слово поменяло свое значение.  

Меня иногда спрашивают, кем я себя ощущаю. Я, конечно, русский, причем российский русский, но я чувствую, что, общаясь и с местными казахами, и с местными русскими, я все-таки немного меняюсь сам. У меня есть друзья-казахи, которые мне стали как братья и сестры. Я вдвойне счастливый человек: и в России, и в Казахстане я чувствую себя, как дома.  

 

Подготовила Асель ИХСАНОВА

 

Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане