Ерлан Карин о Валдае, рае и Владимире Путине

25 октября 2018 / 15:39
1008
Публикации

Россия стратегический и ключевой партнер нашей страны. Но сегодня Кремль пугает своей реакционностью, воинствующей риторикой, готовностью к самопожертвованию ради победы в некой борьбе зла и добра. Насколько далеко зайдет сегодняшняя Россия во взятой на себя роли мессии добра и света? Действительно ли Кремль живет в своей реальности и конфронтация с Западом развивается уже по инерции? Все эти вопросы для Казахстана приобретают жизненно важное значение. И мы не могли их не адресовать Ерлану Карину, побывавшему в эпицентре российской политической мысли – на очередном заседании Валдайского клуба.

 

Ядерный удар и попадание россиян в рай – главный тезис спича Владимира Путина с последнего заседания Валдайского клуба. Позже последовали комментарии Дмитрия Пескова, который пояснил, что Россия не оставляет за собой права на превентивный удар, все остальное – аллегории. Какие выводы о настрое российского президента вынесли с Валдая вы?

 

Валдайский клуб – одна из немногих площадок, которую Владимир Путин использует в качестве трибуны для трансляции нужных ему месседжей. Участники Клуба знают, что Путин приходит не просто, чтобы озвучить заготовки, чувствуется, что он настроен на дискуссию, ждет обратной реакции и полемики. Правда,  мне кажется, что его желание подискутировать не всегда оправдывается. Воинственная ли была его риторика? Мне кажется он хотел показать настрой, что он и Россия готовы жестко реагировать, а все остальное действительно аллегория для звучности и тиражирования. Но для себя я отметил, что вопросы, не касающиеся конфронтации с Западом, его не цепляли и не заводили.

 

Если Владимир Путин главный актор Валдая, возникает вопрос – панель с ним это импровизация или срежиссированное действие? Вы согласовывали свои вопросы с организаторами или кураторами Клуба? Как ни как в этом году вы снова задали вопрос российскому президенту.

 

Фишка Валдайского клуба, это прямой диалог с первыми лицами российской политики. Кульминация – встреча с Владимиром Путиным, которая проходит в последний день и закрывает заседание Клуба. Вопросы к российскому президенту заранее не проговариваются и не согласуются. Обратиться к нему можно в порядке живой очереди – желающие поднимают руки и если модератор посчитает нужным, то ты задаешь свой вопрос. А желающих много, не все успевают дождаться очереди несмотря на то, что встреча длится два-два с половиной часа. Если и есть предопределенность, то она задается тем, что эксперты стараются, чтобы вопрос страны, которую они представляют, оставался как в общей повестке, так и повестке взаимоотношений их страны с Россией. Ни кто из экспертов не старается блеснуть интеллектом через свой вопрос. Многие пытаются просто обеспечить цитируемость своей страны или повестки своей страны.

 

Почему в Казахстане нет площадки аналогичной Валдайскому клубу?

 

У нас подобная площадка развивается, называется она Астанинский экспертный клуб. В этом году в ноябре пройдет очередное заседание. И в рамках Астанинского клуба Нурсултан Назарбаев также регулярно встречается с экспертами. В целом, практика экспертных клубов есть во многих странах, поскольку мозговые центры являются одним из каналов по трансляции определенного рода информации. Как на этот раз заметил Владимир Путин – нам интересно не только какие вопросы вы задаете, но и то, как вы их формулируете. Я думаю, подобного рода встречи это взаимное прощупывание позиций: организаторам интересно, что думают эксперты, последние в свою очередь пытаются дополнить свои представления о стране и происходящих в ней процессах. Экспертам, занимающимся международной политикой, очень важно слышать информацию с первых уст. Да, заявления политиков можно прочитать или услышать из СМИ, но режим прямого контакта с политиком, наблюдения за его эмоциями, реакцией, мимикой позволяют сделать выводы более точными.

 

После Валдая если у вас ответ на вопрос – почему Россия оказалась в ситуации «осажденной крепости»?

 

По этому поводу у меня есть своя теория. В изучении геополитической ориентации тех или иных стран существуют разные методологические инструменты. В классической теории принято, что геополитика той или иной страны определяется ее территорией, географическим местоположением. Другая теория основывается на том, что внешняя политика государства предопределена климатическими факторами. На мой взгляд, положение того или иного государства в международной системе координат определяется в том числе культурно-ментальными факторами, закладывающие соответствующие линии поведения элиты, а соответственно и государства. Например, китайский менталитет не воспринимает антагонизм. Китайская элита избегает прямого столкновения. Это выражается во всем – в протоколе, в риторике и лексике китайских политиков. К примеру, по китайскому протоколу делегации рассаживаются не face to face, а за круглым столом или за соседними креслами. Можно вспомнить знаменитые «последние китайские предупреждения». Китайцы крайне осторожны в использовании понятий «враг», «противник», «союзник». Поэтому зачастую происходит, так скажем трудности перевода и понимания. Когда российские политики или эксперты говорят «Китай наш союзник», сами китайцы немного запинаются, поскольку для них понятие «союзник» имеет очень сильное значение, означающее, что они с кем-то против кого-то объединяются. Они избегают альянсов, союзов. Применительно к своим ближайшим партнерам они используют понятие «друг» – «большой друг Китай», «друг нашей страны». При этом они избегают эмоциональных реакций, не торопятся с ответными действиями. Даже когда США объявила торговую войну Китаю, последний не торопился с принятием зеркальных мер.

Для российских политиков и экспертов политика тождественна конфронтации, противостоянию. Поэтому не только российский президент, но и вся элита оперирует соответствующим понятийно-категориальным аппаратом. Их понимание процессов происходит через призму противостояния, а мировосприятие двухмерное: свои и чужие, наши и враги, а «кто не с нами, тот против нас». Соответственно этот подход они перекладывают на своих союзников. Интересно, что на последнем заседании Валдая один из известных российских экспертов говорил, что «раз война, то значит любое диссидентство, это уже предательство». Риторика российского руководства, это зеркальное отражение того, как Россия воспринимает картину мира. Эту особенность надо понимать и принимать. И тогда все встает на свои места. И если западные коллеги понимали бы культурно-ментальные основы российской политики, то осознавали бы что антироссийские санкции не останавливают Кремль, а, наоборот, укрепляют российскую власть. Попытки надавить на Россию контрпродуктивны только потому что для российских политиков противостояние это как бы естественная среда, а общество быстро схватывает идею некоего заговора. Но к сожалению, вся эта риторика в итоге может привести к укоренению конфронтационного мировоззрения и в самом обществе.

 

Записал Бауржан ТОЛЕГЕНОВ


Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане