О бюрократии, ее традициях, ценностях и поведенческих паттернах

26 октября 2018 / 14:34
785
Публикации

Госаппарат, эффективность его работы и стандарты управленческой культуры постоянно находятся в прицелах критики. Государственной машиной недовольно общество, к ее починке постоянно обращается глава государства. В своем последнем послании президент Назарбаев в очередной раз указал чиновничеству на его системные ошибки и проблемы. В этом всеобщем порицании госаппарата есть закономерность и обусловленность, поскольку сама бюрократия дает поводы для упреков и подзатыльников. Но как бы то ни было бюрократическая машина выполняет важные функции, от нее зависит развитие страны, управляемость и жизнеспособность государства. Конечно же говорить о государственной недееспособности было бы голословно, но сигналы настораживающие. За последние несколько лет назад были отыграны земельная и медицинская реформы (ОСМС), обострился и до сих пор не решен кризис в коммуникациях государства с обществом, ручной режим остается одним из рабочих управленческих инструментов. В текущем году оголилась проблема эффективности МВД, и в целом правоохранительного блока. И это не говоря уже об комплексе укоренившихся проблем – освоение бюджетных средств, коррупция, модель реагирования на кризисные ситуации. Можно ли говорить, что госаппарат действительно пробуксовывает? Насколько серьезна поломка? Не ухудшилось ли качество управленцев по сравнению с 90-ми годами? Эти вопросы «Саясат» адресовал директору Центра прикладных исследований «TALAP» Рахиму Ошакбаеву.

 

Насколько ли реальна в нашей стране проблема эффективности государственного аппарата? Действительно ли есть чек-сигналы, которые говорят об пробуксовке бюрократической машины?

 

Начнем с того, что в любой стране бюрократическая машина дает достаточно поводов для критики. И вряд ли в подавляющим большинстве стран мира у населения есть удовлетворенность качеством работы госаппарата. Мне кажется, для того, чтобы быть более объективными, нам надо рассматривать работу государственного аппарата не только на текущий момент, но и в динамике. То есть, задаться вопросом – госаппарат стал работать лучше или хуже? Какие тенденции? В каком направлении движется гос.управление? Какие цели декларируются и какая риторика превалирует, как меняется качество госслужащих и т.п. В этом контексте можно с уверенность говорить, что наша управленческая система подвижна, она динмаично изменяется, реформируется. Я бы точно не сказал, что она непробиваемая, серая, потухшая. Понятно, что наша бюрократия и ее продукты дают много поводов для критики, но тем не менее, с точки зрения динамики процессов, я бы дал ее позитивную оценку. 

 

Если использовать пятибалльную шкалу, то какую оценку вы бы поставили? 

 

Ограниченность советского подхода к оценкам заключается в фиксации ею лишь одного измерения – текущего положения, без учета таких аспектов как старание, усилие. Англо-саксонская система предполагает две оценки – одна учитывает конкретный performance на текущий момент, а другая учитывает старается ли ученик, или нет. Если же использовать англо-саксонскую систему оценки, то по первому измерению я не буду выражать особый восторг от качества работы нашего госаппарата и поставил бы твердую 3+ или 4-, а вот по второму измерению я бы поставил «А», то есть наивысший балл. Я высоко оцениваю усилия власти по модернизации госаппарата, повышению качества госуправления, транспарентности и подотчености, то что в мире называется Good Governance.

Мы с Вами, как взрослые люди, наверняка, далеки от инфантильных ожиданий того, что у нас все должно получаться с первого раза, или даже со второго или третьего раза. Результат – это производное от количество попыток и у нас есть, мне кажется, искреннее желание найти свой собственный путь к так называемой меритократии, то есть когда властными полномочиями наделяются наиболее компетентные люди и найти свой путь к реальной подотчётности власти перед населением. Есть разные пути к  меритократии, один из самых проверенных в развитых странах – это электоральный вариант. Но он не единственный и не исключительный. Наш исторический опыт пока не давал возможности производить отбор управленцев среднего и руководящего звена чисто с электоральных позиций, но в настоящий момент в целом качество госуправления, его компетентность заметно растет. 

 

Говоря о динамике в бюрократии нельзя не обратиться к опыту 90-х и отчасти нулевых годов. Если сравнивать нынешний госаппарат, эффективность его работы, царящую в нем атмосферу с бюрократией первого десятилетия, то на ваш взгляд, какой образец лучше и эффективнее – 90-х годов или текущего момента? 

 

Были разные условия, разные задачи и разные бюджетные возможности. На мой вкус, нынешний госаппарат мне нравится гораздо больше. Например, даже в контексте в неформального статуса государственных служащих, особенно политического уровня – руководителей регионов, центральных исполнительных органов. Сейчас статус существенно более современный, демократический, без особого пиетета перед их должностями, как это было раньше. Сейчас достаточно высокие ожидания от этих людей и степень их подотчетности, транспарентности и степень их уязвимости, в хорошем смысле этого слова, от результатов работы, гораздо выше чем это было у управленцев 90-годов. Управленческие навыки 90-х годов сейчас могут быть уже не в полной мере актуальными. Благодаря распространению интернета, благодаря информационной глобализации общий стандартный уровень во многих сферах сейчас намного вырос. Для примера взять спортивные нормативы 80-90-х годов и сегодняшние стандарты, это небо и земля. Такое же повышение общепринятых стандартов произошло и в госуправлении. Сейчас я вижу совершенно потрясающие, органично сочетающиеся сигналы как положительно селекции, так и отрицательной. Я не политолог и не элитолог, но наблюдая за процессами в управленческом истеблишменте не сложно сделать вывод о том, что произошло и происходит серьезное обновление управленческой элиты. Приходит новое поколение, которое уже не является носителями прежних бюрократических традиций, поведенческих и ценностных паттерн. 

Вот например, есть замечательное глобальное движение – Open Government Partnership – когда правительства и представители гражданского общества из разных стран мира объявляют свою приверженность ценностям качественного, транспарентного и подотчётного госуправления и для этого добровольно и публично принимают на себя обязательства по конкретным шагам в этом направлении с последующей многосторонней верификацией исполнения этих обязательств. Я вижу, что все больше госуправленцев самого высокого уровня в хорошем смысле слова искренне «заражаются» этими ценностями и уверен, что рано или поздно наша страна также вступит в это движение и будет и далее прогрессировать в части эффективности и прозрачности государственного управления. Для нашего Центра прикладных исследований «TALAP», как неправительственной организации, это направление является одним из наиболее важных.

 

С точки зрения человека, который работал как в системе, так и вне ее, в квазигосударственном секторе, где вам лично комфортнее? 

 

Конечно комфортнее вне. Работать на госслужбе - это большая честь и очень высокая ответственность. Отвечать, например, за формирование политики всей страны в сфере образования или здравоохранения, проводить реформы, модернизацию - это неимоверно высокая планка. Поэтому я с большим уважением отношусь к людям, кто осмелился взвалить на себя такой груз.

На мой взгляд, работа на государственной службе сейчас очень сильно зарегулирована и зарегламентирована. Госслужащим отказано в удовлетворении казалось бы стандартных вещей, он может быть скомпрометирован будучи на охоте, на застолье. На данном историческом этапе это может быть правильно. Но главная проблема – это низкая оплата труда. И это одна из причин по которой я не работаю на госслужбе. На рынке я могу зарабатывать гораздо больше, чем вице-министром. Я лично знаю много сильных управленцев, которые реализуют себя в частном секторе и имеют гораздо высокую зарплату нежели они будут получать на госслужбе. Низкая заработная плата в значительной степени препятствует привлечению лучших кадров на управленческие должности.

 

Если посмотреть на состав нового поколения управленческого истеблишмента, так называемую молодую гвардию Назарбаева, то бросается в глаза, что ее ядро составляют карьерные чиновник, то есть они состоялись только в госаппарате. На мой взгляд это существенный минус, поскольку замкнутость ограничивает мировоззрение, компетенции. А как считаете вы? 

 

В этом есть как свои плюсы, так и минусы. Поэтому здесь я считаю должен быть баланс, на государственную службу нужно привлекать людей с частного сектора, людей с совершенном иным бэкграундом, и давать им возможность для реализации. Должная быть нормальная селекция, чтобы мы не получили некую закрытую малоподотченую обществу касту, класс который будет в большей степени преследовать свои интересы, чем служение обществу. По большому счету что нам нужно от госслужащих? Нам нужно честное, эффективное исполнение возложенных на них обязанностей. 

 

Записал Бауржан ТОЛЕГЕНОВ

 

Нравится

Трибуна

Все о политике в Кыргызстане
Кыргызстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане