«В Казахстане хорошие аналитики – это штучный товар»

2 августа 2012 / 18:01
4333 1
Юрий Булуктаев

«Шагреневая кожа» политологии

Казахстанское сообщество политологов, игнорируемое властями и недоступное населению, живет само по себе. По большей части это закрытая система, где аналитики часто исходят из ангажированных взглядов, а не из объективного научного анализа политической ситуации в стране. Во всяком случае, складывается такое ощущение. Сегодня у нас в гостях главный научный сотрудник КИСИ при президенте РК Юрий Булуктаев, который на днях вернулся из Мадрида, где принял участие в XXII Всемирном конгрессе политологов. Тема нашей беседы – трудности на пути становления политической науки в Казахстане.

Международное признание

- Ассоциация казахстанских политологов впервые была представлена на Всемирном конгрессе политической науки. Это грандиозное мероприятие, количество участников которого перевалило за три тысячи. Юрий Очирович, чем эта встреча была полезна именно казахстанским политологам?
- Если позволите, вначале о самом конгрессе, который является одной из самых представительных международных конференций ученых и специалистов в сфере политической и социальной наук. Он был организован Международной ассоциацией политической науки (IPSA, МАПН). Тема конгресса «Реконфигурация власти и смещение границ» (Reshaping Power, Shifting Boundaries) призвана была охватить те процессы и преобразования, которые определяют развитие современного стремительно глобализирующегося мира на протяжении последних лет. Сквозными темами конгресса стали: сравнительная политология и политические институты; гендер, религия и идентичность; международная политическая экономия, международные отношения; политическое поведение; политическая теория.
Совершенно очевидно, что отечественная политология не может развиваться в автономном режиме, в отрыве от мировой политической науки. Поэтому тот факт, что политологи Казахстана впервые приняли участие в столь масштабном и представительном форуме, сам по себе является событием большой значимости. При этом следует учитывать, что участие во Всемирном конгрессе МАПН позволяет познакомиться с результатами исследований специалистов из разных стран мира, завязать и укрепить научные контакты. Кроме того, важно отметить, что казахстанцы не были пассивными участниками, они представили на обсуждение коллег два секционных доклада, которые прошли предварительный жесткий рецензионный отбор и были включены в программу конгресса.
Определенным достижением является и то, что решением исполкома МАПН Ассоциация политических исследований Казахстана была принята в ряды этой организации. Состоявшееся в рамках конгресса заседание совета МАПН (в его работе принимали участие президент казахстанской ассоциации Есенжол Алияров, ученый секретарь Меират Омаров и член совета Жансая Жабина) наметило программу действий на два года до следующего Всемирного конгресса, который состоится в Монреале (Канада) летом 2014-го. Совет МАПН избрал нового президента – Хелен Милнер из США.

«Без знания политологии невозможно стать успешным политиком»

- Вернемся к казахстанской политологии, у которой сегодня достаточно проблем. Одна из них – крайне низкая заинтересованность государственных структур в качественном аналитическом материале. На ваш взгляд, почему наши политики и политологи так далеки друг от друга?
- В современном мире рациональные политические решения принимаются на основе научного знания, на основе качественной аналитики. Поэтому если такие госструктуры, о которых вы говорите, существуют, то их руководители явно демонстрируют узость мышления, полагаясь исключительно на свой опыт и интуицию. Кстати, мэр Мадрида, миловидная женщина, на приеме в честь участников конгресса объявила, что принятие решений для нее является одновременно наукой, искусством и профессией. При этом она всегда опирается на мнение экспертов и аналитиков. Ведь процессу принятия политических решений должна соответствовать и определенная логика его анализа. Аналитическая работа включает в себя структурирование проблемы, прогнозирование, разработку рекомендаций, мониторинг действий, экспертизу результатов. Полагаю, что и у нас высшие органы государственной власти все-таки заинтересованы в качественной аналитике. Проблема может заключаться в том, в какой мере и как они используют готовый продукт, то есть аналитические разработки.
Политика и политология – это две разные сферы профессиональной деятельности. Однако без знания хотя бы основ политологии невозможно стать успешным политиком. В Казахстане многие политики имеют степень доктора или кандидата политических наук. Однако и они не прилагают усилий для повышения хотя бы институционального уровня развития отечественной политической науки. Политологи в Казахстане вправе ожидать большего внимания со стороны властей и общественных сил, поскольку вложения в политическую науку будут способствовать становлению гражданского общества и демократического правового государства, повышению эффективности внутренней и внешней политики страны.
На конгрессе особое внимание участников привлек проект оценки эффективности демократического правления. Он стал одним из многочисленных симптомов переноса исследовательского интереса с демократического участия, справедливости, реализации политических прав на эффективность правления и управляемости. Кстати, показательно, что именно эти вопросы предполагается сделать содержательным центром следующего конгресса МАПН в Монреале под углом зрения «лучшей управляемости» (better governance).
- Отечественную политологию часто упрекают в ангажированности, в том, что продукты деятельности «мозговых центров» неэффективны, потому как «заточены» под конкретного заказчика...
- С тем же успехом можно говорить и о том, что мы имеем дело с политически ангажированными журналистикой, социологией, историей и так далее. Ангажированность при этом измеряется мерой зависимости от институциональной и социокультурной среды, в которой они существуют и развиваются. Значит, дело здесь в другом. Политология – это в первую очередь наука, которая не должна и не может быть ангажированной. Ангажированными могут быть отдельные политологи, аналитические центры и т.д. Если продукты деятельности «мозговых центров», «заточенные» под конкретного заказчика, будут неэффективны, он перестанет работать с ними и найдет других исполнителей. Поэтому если у некоторых аналитических структур длительное время сохраняются партнерские отношения с заказчиком, это говорит о том, что он ими доволен, то есть признает их деятельность эффективной. Если у нас есть прикладные исследования, которые обслуживают власть, то это совершенно нормальная функция политической науки во всех зарубежных странах и в Казахстане тоже. Сейчас у ученого-политолога, занимающегося прикладными исследованиями, огромное поле деятельности, потому что он может анализировать различные проблемы и работать при этом на власть, на партию власти, на оппозиционные партии и рассчитывать разного рода приемы, ходы, технологии, возможности.

Крест на политическом просвещении

- А как вы сами оцениваете качество политической аналитики у нас? Ее, конечно, сложно сравнивать с уровнем США, Европы, КНР и даже России, но в стране ежегодно создаются новые аналитические структуры, расширяются старые. Насколько они способны (при правильном подходе) обеспечить государство системными научными исследованиями?
- Пока хорошие аналитики у нас – это штучный товар. И потому обращаться с ними надо бережно. Много их станет только тогда, когда политология как наука будет развиваться в соответствии с требованиями современности. Понятно, что мы еще находимся в фазе становления политической науки, мы еще не готовы полноценно интегрироваться в мировую политическую науку. Одна из причин – мы еще не вполне обрели свои собственные основания. Однако обрести их без государственной поддержки и консолидации профессионалов-политологов не удастся. К примеру, во многих странах сейчас при поддержке государства разрабатываются высокие гуманитарные технологии. У нас же до сих пор сфера гуманитарного знания находится в загоне, у чиновников от образования преобладает технократический тип мышления.
Вообще же у нас в обществе сложился ложный стереотип: политолог – это аналитик. Однако это далеко не так. Политолог может быть ученым-исследователем, преподавателем, комментатором. Но может быть, конечно, и аналитиком. Аналитика – это производное какой-либо отрасли знания. Существуют же аналитическая геометрия или аналитическая химия. В политической науке сферу анализа охватывает прикладная политология, которая развивается на достижениях фундаментальной науки. Главное для прикладной науки – применимость или практическая значимость, ведь она работает с интересами конкретного политического субъекта. Таким образом, качество аналитики улучшится в геометрической прогрессии с развитием фундаментальной и прикладной политической науки.
- Политология направлена на осмысление обществом политических процессов. Но эта связь в Казахстане практически отсутствует. Аналитики активно присутствуют в Интернете, реже появляются на страницах газет и совсем мало на телевидении, популярность которого по-прежнему высока. И даже бытует мнение, что политологов нарочно не допускают до ТВ, чтобы народ оставался аполитичным. Насколько вы согласны с ним?
- Абсолютно не согласен с этим утверждением. Наоборот, регулярно (особенно в период избирательных кампаний) раздается клич «ау-у, политологи, приходите на телевизионные передачи!». Но они в большинстве своем не приходят. Некоторые в силу загруженности-перегруженности на основной работе, другие из-за отсутствия опыта публичных выступлений. И все же есть на телевидении популярные передачи с участием политологов, к примеру, «Айт-парк» и «Контуры на карте». Что касается осмысления обществом политических процессов, то это проблема политического образования граждан. Помните, в советское время была система политического просвещения? Так вот, в наши времена на ней поставили крест. Между тем политологи могли бы внести достойный вклад в дело гражданского образования и политико-правовой грамотности...

«Звание «политолог» постепенно девальвируется»

- В большинстве своем политологи, которых и так мало, сконцентрированы в Алматы. Даже в Астане чувствуется их нехватка. Чем это можно объяснить?
- Действительно, серьезных аналитиков сейчас не так много. Да и откуда им взяться, если не развивается политическая наука. Сосредоточены они в основном в Алматы в силу большей концентрированности образовательного пространства, сохраняющейся научной преемственности и традиции. Кроме того, в южной столице сохранились те аналитические центры и структуры, которые создавались еще в 1990-е годы. Однако я бы не стал утверждать, что в Астане недостаток политологов. По крайней мере, я признаю высокий уровень квалификации многих из них. Дело в том, что нет притока молодежи, способной заменить старшее поколение. В большей мере, чем политология, их привлекают бизнес, банковское дело, финансы. Вывод опять тот же: надо срочно повышать привлекательность политической науки.
Еще в начале 1990-х у нас слово «политолог» было новым в лексиконе как граждан, так и ученых-обществоведов. Тогда-то и была вброшена в общество иллюзорная идея о том, что политологом стать легко, достаточно лишь что-либо прокомментировать в прессе или на телевидении. Профессия политолога в одночасье стала массовой. То есть, если перефразировать Некрасова, «поэтом можешь ты не быть, но политологом – обязан». Появились журналисты, которые считают себя политологами и ими называются иногда, публицисты и философы, всегда готовые прокомментировать любую ситуацию. Некоторые из них, не ощущая социальной ответственности, берутся за темы, в которых мало что смыслят. Да это и неудивительно, потому как для освоения огромного теоретического пласта, создававшегося политической мыслью на протяжении тысячелетий, у многих так называемых политологов не нашлось ни времени, ни условий, а возможно, и желания.
В итоге звание «политолог», хоть и стало популярным, постепенно девальвируется. Видимо, поэтому процесс отделения «мух от котлет», отделения всего наносного и прилипшего к телу политологии, – неизбежен. Консолидация профессионального сообщества казахстанских политологов немыслима без формирования достаточно отчетливых и строгих критериев принадлежности к этому сообществу. Это, в свою очередь, предполагает общее, пусть даже весьма условное и гибкое, понимание того, кто может называть себя политологом, какая ответственность и какие обязательства влечет за собой подобная претензия.
- Специальность «политология» есть во многих казахстанских вузах. Насколько качественно готовят специалистов в этой области и насколько они востребованы?
- Явное заблуждение считать, что специальность «политология» есть во многих вузах. Напротив, таких вузов раз-два и обчелся. Между тем это один из факторов, тормозящих развитие политологии в стране. Возможно, вы имеете в виду, что дисциплина «политология» имеет право на преподавание в каждом вузе. Однако и здесь местные чиновники от образования вставляют палки в колеса, придумывают различные ухищрения для того, чтобы избавиться от ненужного им предмета. Летом студент, перешедший на второй курс одного из университетов, поведал мне, что деканат дал им время, чтобы определиться с выбором одного из факультативных курсов – или политология, или казахский язык. С одной стороны, это то же самое, что «в огороде бузина, а в Киеве дядька», с другой – маразм высшей пробы.

Преподавание политологии в вузах осложняется нерешенностью ряда принципиальных вопросов, носящих не только методический, но и содержательный характер. Это касается прежде всего структуры курса. Необходимо приводить его в соответствие с мировыми стандартами. Отсутствуют учебники по политологии отечественных авторов, перед преподавателями стоит задача не только повышения квалификации, но и переподготовки. Наша ассоциация провела уже две летние школы политологии для преподавателей вузов и сотрудников НИИ. В августе планируем провести третью школу, она будет посвящена политической конфликтологии. Так вот, преподаватели передают нам свои ощущения: преподавание политологии с каждым годом сжимается как шагреневая кожа. И никому нет до этого дела. А ведь без поддержки вузовских кафедр политологии не будет развиваться и политическая наука.

И все же есть надежда, что интерес к науке, позволяющей расширить круг представлений о мире политики, то есть политологии, возрастет не только благодаря усилиям ученых, но и будет обусловлен востребованностью со стороны как органов государственного управления, так и общества.

Сауле Исабаева

http://camonitor.com


Нравится

Другие портреты

КУШЕРБАЕВ КРЫМБЕК ЕЛЕУОВИЧ
Аким Кызылординской области
Кызылординский областной акимат
Данияр Ашимбаев
главный редактор биографической энциклопедии “Кто есть кто в Казахстане"
Избирая вроде бы акима, мы рискуем получить заведующего общественной приёмной
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане