Я – убежденный член команды Лидера нации и стремлюсь следовать его принципам в политике

12 апреля 2013 / 17:47
2360 0
Дарига НАЗАРБАЕВА
депутат мажилиса парламента РК

Она – одна из самых обсуждаемых политических фигур в нашей стране. Особенно усилился интерес к ней после того, как она чуть больше года назад во второй раз стала депутатом мажилиса и развила активную деятельность, – по степени упоминания в СМИ Дарига Назарбаева сейчас уступает, пожалуй, только главе государства. Сегодня она отвечат на вопросы Central Asia Monitor.  

Рядом с эпицентром политики

- Уважаемая Дарига Нурсултановна, какие только домыслы не витали вокруг вашего прихода в парламент! Погововаривали даже об апробации в качестве преемницы отца на посту главы государства и реализации очередного проекта Акорды. А что на самом деле стало для вас решающим в принятии решения прийти в мажилис? Какие задачи вы перед собой ставили и удается ли их полноценно реализовывать?

- Факторов, повлиявших на мое решение, было несколько. Это и осознание собственных сил, знаний, профессионального и жизненного опыта, и понимание того, что я смогу быть полезна в решении действительно важных для страны задач.

Безусловно, было и стремление стать опорой президенту в его начинаниях. В начале прошлого года Нурсултан Назарбаев объявил фактически о новом политическом курсе – на масштабную и системную социально-экономическую модернизацию общества. Чрезвычайно сложная и многоплановая задача, затрагивающая самые глубинные пласты нашей жизни. В этом смысле работа председателя комитета парламента по социально-культурному развитию – это как раз где-то очень недалеко от эпицентра новой политики.

Я не ставлю перед собой нереальных, невыполнимых задач. Я работаю в парламенте на очень конкретном участке. Весьма непростом. Запущенном и неухоженном. И я хочу делать свою работу так, чтобы за нее не было стыдно.  

- В прошлом году вы подняли вопрос о необходимости расширения полномочий парламента. Какие конкретно шаги в этом направлении, на ваш взгляд, необходимы, и почему вас не поддержали коллеги-депутаты?

- Почему не поддерживают? Еще как поддерживают. И я, и мои товарищи по комитету очень хорошо ощущаем общие настроения депутатского корпуса. Кстати, не только на республиканском уровне. Проблема статуса и роли представительных органов власти актуальна и в областях, и в городах, и в аулах.

Однако мы реалисты и понимаем: для того, чтобы решения созрели и были органичны, требуется время. Политическая система очень инерционна. Она не любит скачков. Скачки создают иллюзию быстрого движения, но на самом деле разрушают социальную и политическую ткань, закладывают мины, которые обязательно рано или поздно сработают. За примерами далеко ходить не надо, достаточно включить зарубежные новости на ТВ.

Действия по расширению полномочий парламента должны осуществляться для начала по двум направлениям: реальное участие в бюджетном процессе и парламентский контроль.

- С легкой руки комментаторов Казнета вы с первых дней своей работы позиционировались как “чистильщик” рядов высокопоставленных госслужащих, рупор народной совести, и ваши выступления о безобразиях, творящихся в тех или иных ведомствах, только укрепляют этот ореол. Не смущает такое восприятие вас как политической фигуры с точки зрения ответственности, готовы ли вы вообще взвалить на себя такой груз?

- Что-то мне рука комментаторов Казнета “легкой” совсем не кажется… Нет, я не чистильщик. У меня другое понимание своего места в казахстанской политике. Очень реалистичное и прагматичное. Хотя определенное очищение, по наиболее вопиющим случаям, безусловно, необходимо.

Я пытаюсь разобраться в конкретных вещах, докопаться до сути проблемы и понять, в каком месте система дает сбои. Как и в медицине, здесь тоже важно найти причину болезни. Тогда и способы ее лечения определить несложно. В моем случае – через законы. К счастью, неизлечимых недугов в политической и социально-экономической сферах не существует. Мне в этой работе помогают мои коллеги-депутаты, мои избиратели, средства массовой информации и работники государственных органов.

Большинство поднимаемых нами проблем имеют почти 20-летние корни. Их старались либо не замечать, либо отложить их решение на потом, до лучших времен. Эти времена пришли. Надо засучить рукава и начать чистить “конюшни”. Никто за нас эту работу не сделает. Казахстан – наш общий дом, единственный и прекрасный. Он нуждается в нашей любви и заботе. Как вы знаете, в любви мелочей не бывает…  

Депутатская команда

- Вы, поднимая в парламенте те или иные проблемы, настолько глубоко копаете, что даже министры оказываются в неудобном положении, поскольку складывается ощущение, что, в отличие от вас, они поверхностно знают вопрос. Но чтобы так детально вникать в суть проблематики, нужно, по идее, не спать месяцами. Получается, на вас работает команда экспертов и помощников?

- Конечно. Работы очень много, проблемы серьезнейшие – в одиночку не справиться.

Скажу вам правду: ядром моей “армии” являются члены нашего комитета. Каждый из них – эксперт в определенной области, имеет свою зону ответственности: Ахмадиев – в вопросах культуры, Иксанова – СМИ, экономика, пенсионная система, Бишимбаев и Бурханов – вопросы науки и высшего образования, у Исимбаевой – дошкольное воспитание и средняя школа, у Сейтмагамбетовой – развитие региональной политики, у Петуховой – система здравоохранения, у Бегентаева – молодежная политика, у Алиева – национальная политика, у Смаила – культура, развитие государственного языка, у Смагула – проблемы ветеранов и молодежи, у Айсиной – жилищные отношения и спорт, а Ферхо, Аронова, Ахметбеков, Каракен, Нуркина отвечают за систему социальной защиты и пенсионного обеспечения. Мои коллеги по комитету – люди с большим профессиональным и житейским опытом. Каждый из них проводит большую работу по устранению недостатков и пробелов в законодательстве. Считаю для себя высокой честью трудиться с ними в одной команде.

Другим важным источником информации являются наши избиратели, которые пишут нам письма, рассказывают о своих трудностях во время наших встреч. Депутатские запросы рождаются именно благодаря таким откровенным разговорам. Они дают большую пищу для размышлений. Далее мы запрашиваем официальную информацию по интересующей нас теме – через письма в правительство, депутатские запросы, обсуждения на расширенных заседаниях комитета. Собрав необходимую информацию из разных источников, мы как пазл собираем общую картину и решаем, что делать дальше, в каком направлении двигаться. Вот такая простая и одновременно непростая работа.

Это только в советские времена считалось, что депутат все должен уметь делать сам. Но у депутата, а тем более у председателя такого беспокойного комитета, как наш, очень много разной работы и обязанностей. Одних министерств, с которыми мы работаем, смотрите сколько.

Например, в российской Думе нашей проблематикой занимаются 6 комитетов, каждый из которых состоит из 11-18 депутатов. И у каждого свой аппарат, экспертные советы. Конечно, это положительно сказывается на качестве законодательной работы. Нам тоже надо стремиться к этому. Роль парламента в системе государственной власти должна расти. Интеллектуальное и экспертно-аналитическое обеспечение работы депутатов – это вопрос качества власти и принимаемых ею решений.

- На каких проблемных моментах в социальной и культурной сфере вы бы акцентировали внимание как председатель комитета мажилиса по социально-культурному развитию и какие бы обозначили пути решения этих проблем?

- Проблем столько, что одно их перечисление займет не один десяток страниц. А одной из ключевых я бы назвала отсутствие современных, просчитанных социальных стандартов. Как может хозяйка на кухне приготовить популярное в семье блюдо без рецепта? Или как строитель сможет построить дом, не имея четких требований и норм строительства? Если нет стандартов, то как можно планировать расходы на строительство, оценить качество работы? По каким параметрам? А теперь представьте эту проблему в масштабах системы образования, здравоохранения и т.д. с их многомиллиардными инвестициями в строительство и модернизацию.

Отсутствие четких норм и целей тянет за собой огромный клубок проблем в системе прогнозирования и планирования. Государственные органы должны проводить регулярную работу по совершенствованию системы стандартизации, по методологии их пересмотра и обновления. Например, хозяйственного мыла уже давно днем с огнем не сыщешь, а по нормативам оно должно быть в наших больницах.

Отраслевые стандарты у нас формально имеются. Только сформулированы они расплывчато, без детализации или морально устарели. А это создает широкие возможности для их произвольного толкования.

Еще одна важная проблема – качество официальной статистики, которая зачастую совершенно не отражает реальную картину, а используемые индикаторы неадекватны. Приписки стали системной болезнью. По нашим данным, они составляют до 30% контента! Недостоверные данные от местных исполнительных органов поступают в правительство, где тоже вносятся свои “коррективы”, а потом они кочуют из одного документа в другой. На их основе составляется государственный бюджет и разрабатываются государственные или отраслевые программы… Думаю, комментарии здесь излишни…

Требует совершенствования система администрирования. Нужно разобраться со статусом взаимоотношений между местными и центральными органами. Действующая система приводит к практической бесконтрольности и безответственности за результат. Необходимо вводить ПЕРСОНАЛЬНУЮ ответственность руководителей за результат – может, тогда случайных людей на государственной службе будет меньше.

Денег в стране много. Это наше преимущество и беда одновременно. Избыток средств при отсутствии разумного подхода к ним развращает. Отсутствие четких и адекватных современным условиям жизни стандартов, недостоверная статистика делают невозможными жест­кий контроль над расходами. При разумном хозяйственном подходе затрачиваемые государством средства могли бы приносить гораздо большую отдачу!  

Человеческий фактор

- Все ваши выступления и депутатские запросы косвенно свидетельствуют о том, что в стране отсутствует надежная система контроля за ходом реализации государственных программ, в том числе инициированных главой государства. Как известно, больше года назад вы выступали за расширение полномочий Счетного комитета и даже говорили о необходимости принятия специального закона. Но складывается такое ощущение, что ваше предложение было просто проигнорировано. Депутатский голос всегда будет проигрывать силе чиновничьей инерции?

- Нет, не всегда. Посмотрите на результаты работы парламента в целом и нашего комитета за прошлый год. Дискуссии в палате и депутатские запросы стали гораздо более предметными и деловыми. Если провести сравнение парламентских обсуждений, например, с министерскими коллегиями, то оно будет не в пользу последних. Коллегии давно превратились в формальные, бесполезные, дорогостоящие собрания, где все друг друга хвалят. Их участники боятся публично поднимать острые проблемы и вопросы, предпочитая шептаться в кулуарах. Такая атмосфера указывает на то, что в данном ведомстве не все в порядке со стилем управления и принятия решений. Многие рядовые сотрудники госаппарата делятся своими проблемами с нами, депутатами, потому что потеряли надежду достучаться до своего руководства.

Конечно, трудно преодолевать силу инерции. Быстро в жизни ничего не случается. Анализ ответов ведомств на депутатские запросы и предложения показывает, что большая их часть просто игнорируется. Мы получаем в ответ формальные отписки или откровенную ложь. Поэтому работу нужно выстраивать по-другому, через встречи и обсуждения на заседаниях комитетов или палаты. Безразличный письменный ответ отправить проще, чем отвечать на вопросы депутатов, глядя им в глаза. Когда чиновники видят наш искренний интерес к проблеме, наше желание помочь, то и их отношение к такого рода сотрудничеству меняется в лучшую сторону. И результаты положительные уже есть, и их немало.

Молчание по поводу усиления позиций Счетного комитета указывает на то, что большая часть государственного аппарата пока не заинтересована в этом. У комитета и на сегодня немало функций, только для их выполнения нужны инструменты: люди, финансы, более разветвленная сеть по стране для охвата всех организаций, финансируемых государством. В настоящее время они успевают проверять за год менее четверти из их числа. Но даже эти данные уже показательны: информация о нарушениях и казно­крадстве впечатляет.

- Вы неоднократно и достаточно остро высказывались об инициативах Министерства здравоохранения под руководством Салидат Каирбековой и, надо признать, по делу. Действительно, министерству давно пора прекратить зацикливаться на покупке дорогостоящего оборудования, которое потом простаивает из-за нехватки специалистов, способных его обслуживать, а пора тратить средства на подготовку кадров, на повышение квалификации и уровня жизни медицинских работников. Но опять же, а где результат? Вы сказали, министр выслушала, и все разошлись по разным углам ринга? Может быть, пришла пора проведения парламентских расследований, когда депутаты, оперируя цифрами, будут припирать министров “к стенке”? И, как кажется, именно вы способны встать у истоков этой инициативы.

- Я бы не сказала, что все обстоит именно так. Поднимаемые нами проблемы носят системный характер и требуют времени и усилий для их устранения. Все озвученные на коллегиях темы мы держим на контроле, будем совместными усилиями искать оптимальные решения.

Знаете, в работе бюро­кратии есть много нужного и полезного обществу, но есть очень опасная тенденция к формализму, увлечению абстрактными показателями, гонке за высокими процентами. Отчетные доклады ряда министерств и акиматов изобилуют внушительными цифрами ОСВОЕНИЯ. Но мы не знаем, какую часть проблем закрывает финансирование той или иной сферы, каковы реальные потребности и что еще предстоит сделать. В отчетах министерств вы не найдете ни слова о людях, – только цифры освоения бюджетных средств. Все про деньги, все вокруг денег… Главное – “освоить”…

Наша задача как депутатов – заострить внимание ведомств на конкретных проблемах, конкретных судьбах, требовать решений по существу. Одной критики мало. Вслед за ней идут обсуждения на комитетах, рабочих группах по законопроектам. Бывает и так, что мы вынуждены уступить под давлением неоспоримых аргументов. Какие-то решения приходится откладывать в силу объективных причин.

Я убеждена, что в центре всех реформ по модернизации социально-экономической системы должен быть прежде всего человек, образованный, высококвалифицированный специалист, понимающий суть поставленных задач. И если с этим у нас порядок, то и реформы будут успешными. Мы же очень торопимся, поэтому делаем ошибки. Ввели европейские стандарты в системе образования и здравоохранения, а специалистов не подготовили. У людей нет необходимой квалификации, нет системы техобслуживания для дорогой техники, нет компьютерного образования, нет владения английским языком, следовательно, нет доступа к современным знаниям. Поэтому простаивает оборудование, врачи мучаются, заполняя электронную и бумажную карточки пациента и расходуя на это большую часть своего времени, – им не до пациентов. Несладко живется и нашим учителям, пережившим не одну попытку реформирования. Этот список очень длинный…

Казахстан как государство не возник на пустом месте. От советского прошлого нам досталась добротная система образования и здравоохранения, культуры и массового спорта. А сейчас все лучшее, что есть в мире, мы пытаемся применить у себя без учета собственного положительного опыта. Поэтому так все трудно приживается у нас. Купить или построить проще, чем изменить сознание людей, их отношение ко всему новому. Со старыми вредными привычками ой как тяжело расставаться.  

Громкая фамилия

- Ваша фамилия мешает или, наоборот, помогает в депутатской работе?

- Она налагает на меня повышенную ответственность, а в депутатской работе помогает. Сколько себя помню, брать на себя ответственность я не боялась никогда. Если у человека нет этого качества, то он, на мой взгляд, вообще не сможет преуспеть в жизни – ни в работе, ни в политике, ни в бизнесе, ни в семейных отношениях.

Я – убежденный член команды Лидера нации и стремлюсь следовать его принципам в политике: укрепление нашей государственности, эффективная экономическая и социальная политика, высокий уровень жизни казахстанцев. Все годы нашей независимости он последовательно ведет страну к этим целям. Всего за 20 лет он осуществил преобразования длиною как минимум в 100 лет! Это подвиг, который никто не в силах стереть со страниц казахстанской истории. Народ, который поверил ему, доверил свою судьбу, прошел самые трудные испытания с великим терпением и трудом, достоин низкого поклона и беззаветного служения ему.

- С вашим приходом, нравится вам это или нет, законодательный орган фактически превратился в парламент одного депутата, так как на фоне вашей активности ваши коллеги просто затерялись – может быть, не выдержали конкуренции, может быть, изначально решили не конкурировать. Но в любом случае ситуация никак не вписывается в систему координат, созданную несколько лет назад при инициировании политических реформ, в которых парламент должен был превратиться в нечто другое, отличное от того, чем он является сейчас. Возникает вопрос к вам как к доктору политических наук: каково будущее у казахстанской системы парламентаризма, которая сегодня проходит еще одно важное испытаний – фамилией?

- Это не так. Нет никакого парламента одного депутата – это красивая журналистская метафора, не более. Нет никакого испытания парламентаризма фамилией.

В каком-то смысле слишком большое внимание СМИ к моей депутатской работе является следствием не только процессов в нашей политике, но и ситуации, сложившейся в наших медиа. К сожалению, нередко в погоне за сенсацией (или фамилией в нашем случае) теряются важные смысловые вещи. Это реальная проблема. Сужу об этом как человек, много лет посвятивший телевидению и медиа-бизнесу. Вообще, освещение работы депутатов и правительства – отдельная тема для дискуссии.

Между тем работа парламента и место в ней депутатов мне изнутри видятся иначе.

Очень важную роль в организации работы палаты играет ее председатель Нурлан Нигматулин. Без его активного участия, без его поддержки многие важные инициативы нашего комитета не получили бы такого административного и общественного резонанса. Мы с Нурланом Зайруллаевичем давно друг друга знаем, и наша совместная работа в парламенте носит конструктивный и по-человечески доброжелательный характер.

Многие депутаты ведут очень серьезную и важную работу по конкретным проблемам. И добиваются результата.

Наше правительство, имея в своем арсенале многочисленные НИИ, армию экспертов, огромный аппарат, зачастую приносит в парламент сырые, не до конца продуманные и просчитанные законы. И даже с ошибками в переводе на языки. Многие законопроекты, пройдя через руки депутатов, в арсенале каждого из которых только собственные мозги и один помощник, вы­правляются в среднем до 70%! А то, что материалы о их работе не попадают на страницы газет или в новостные выпуски телеканалов, откровенно говоря, несправедливо. Жаль, что из-за погони за сенсацией, за громким заголовком многие добрые и полезные дела остаются за пределами информационного поля.

Кстати, я не считаю, что тут претензия должна быть только к СМИ. Информационная работа самого парламента, конечно, оставляет желать лучшего. Но, думаю, что это тоже вопрос времени. Не все сразу. Научимся.

Реформы инициируются сверху и прививаются на неподготовленную почву, поэтому вызывают раздражение и тихий саботаж. Ситуацию можно изменить при более внимательном отношении к нуждам людей, от которых зависит судьба реформ. Только глубоко убежденный человек способен “горы свернуть”.  

Три главные цели

- Вы – одна из немногих в парламенте, кто пытается не “заработать очки” на молодежной проблематике, а действительно разобраться, почему, несмотря на старания со стороны государства, пресловутые “социальные лифты” то и дело застревают. Не кажется ли вам, что в этом вопросе у нас наблюдается повсеместная имитация реальных сдвигов, и под лозунгом “Молодым везде у нас дорога” на ключевые посты выдвигаются исключительно представители “золотой молодежи”? Такие, например, как Павел Кулагин, в 26 лет занявший пост акима одного из районов столицы…

- Молодежная политика вообще штука специфичная. Существует даже точка зрения, что она есть пережиток советских времен, и сегодня ее вообще быть не должно. Не соглашусь. Общество должно растить и воспитывать тех, кто идет нам на смену. Чем больше оно уделяет внимания воспитанию молодых, тем более качественное будущее ожидает это общество. Таков естественный закон жизни.

Однако молодежная политика не должна пониматься как бесконечные льготы для тех, кому нет тридцати. Это плодит иждивенческие настроения и только портит молодых людей. Надо прекращать бегать с молодежью как с писаной торбой, вместо этого нужно создавать действенные механизмы для самореализации молодых людей в образовании, бизнесе, промышленности, науке. Старшее поколение должно эти условия обеспечить, а дальше молодые люди должны идти по жизни сами. А то у нас сейчас доходит до разговоров о том, что возрастной порог понятия “молодой человек” нужно поднять до 35 лет. Чем больше льгот – тем больше они развращают.

Что касается кадровых или социальных лифтов… Что тут спорить – действительно серьезная и большая проблема в нашем обществе. Замечу, что пока ни одной стране на постсоветском пространстве ее удовлетворительно решить не удалось. Наметки есть, но полноценных работающих моделей, увы, нет. Возможно, что на это потребуется больше времени. 20 лет – это, с точки зрения жизни социума, очень малый срок.

“Золотая молодежь” бывает разной. В ней есть и те, кто шикует на папенькины деньги, ничего из себя не представляя. А есть и настоящие трудоголики, получившие лучшее образование и вернувшиеся на Родину с желанием использовать свои знания на благо ее процветания. Я не знакома с Павлом Кулагиным, но в связи с вашим вопросом поинтересовалась и услышала хорошие отзывы о нем. Не будем торопиться с выводами. Время, опыт – самые лучшие судьи.

- Ваша работа в парламенте поначалу не вызывала вопросов, так как комитет своевременно поднимал наболевшие проблемы и предлагал пути их решения. Но в последнее время вас все чаще обвиняют в снижении градуса остроты выступлений и депутатских запросов. Вас попросили об этом, или же все дело в том, что вы заняты подготовкой очередной “бомбы”? А, может, вы просто устали, поскольку видите, что озвучивание острых проблем даже с такой высокой трибуны, как парламентская, не влияет кардинально на ситуацию в той или иной сфере?

- Не могу с вами согласиться. Достаточно взглянуть на стенограммы наших выступлений на министер­ских коллегиях в начале этого года.

Откровенно говоря, мы в парламенте заняты серьезной, но одновременно довольно скучной, с точки зрения СМИ, работой: разбираемся в проблемах и облекаем их в форму законодательных инициатив и депутатских запросов к исполнительной власти. “Бомбы” – это скорее к тем, кто самопиаром занимается. А мы работаем. Результат для нас важнее ярких заголовков в СМИ. Хорошие решения приходят только в условиях доброжелательного и конструктивного взаимодействия всех заинтересованных сторон. Это аксиома!

Из ближайших новостей. Комитет готовит итоговый отчет о своей работе в прошлом году. Материал получился интересный и полезный. Нам есть чем поделиться с общественностью. Обязательно разошлем этот документ и в министерства и ведомства, и в СМИ.

- В парламенте вы должны проработать еще как минимум четыре года. Чего ожидать от депутата Дариги Назарбаевой до окончания срока полномочий? Намерены ли вы выступить с какой-либо законодательной инициативой, законопроектом?

- Я регулярно выступаю и с законодательными инициативами, и с запросами к правительству. Это основная часть моей работы. Писем в различные ведомства мы направляем намного больше, чем публичных запросов. С ними работать проще.

Но цели у меня есть. Их три.

Первая – добиться принятия такой системы социальных стандартов, которая могла бы, с одной стороны, гарантировать каждому казахстанцу достойный уровень жизни, а с другой – соз­дать работающую систему объективной оценки деятельности чиновников всех уровней. Именно над таким законопроектом мы сейчас работаем.

Вторая – через систему социальных стандартов добиться изменений в подходе к формированию государственного бюджета в социальной сфере. Требуют совершенствования методология, прогнозно-аналитическая работа и общая организация планирования.

Третья – выйти на реальные практические шаги по усилению роли парламента как центра согласования разных позиций и подходов к решению проблем социально-экономического развития страны. И как органа, который осуществляет действенный контроль за деятельностью исполнительной власти.

- Каким вы видите свое политическое будущее? Рассматриваете ли вы парламент лишь как еще одну ступень в строительстве карьеры политика?

- Поживем – увидим. Мажилис для меня – живая, интересная и полезная школа. Надо хорошо сделать то, что мы уже начали. О дальнейшей карьере думаю меньше всего. Больше всего мои мысли занимает депутат­ская работа и новый репертуар для следующего концерта…  

Источник: Central Asia Monitor


Нравится

Другие портреты

Георгий ДУБОВЦЕВ
профессор кафедры стратегии Национального университета обороны
Граница дозволенного
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане