«Об информационной безопасности, цензуре и тюркской «аль-Джазире»»

12 июня 2014 / 9:32
3684 2
Есенжол Алияров

Интервью с президентом казахстанского центра гуманитарно-политической конъюнктуры Есенжолом Алияровым.

Есть ли влияние кадровых перестановок на информационную повестку? Как в целом вы оцениваете информационную повестку в Казахстане?

Это тема одна из обсуждаемых. За период независимости много было высказываний от полицейского государства с сильным режимом вплоть до радужных оценок, что СМИ обладают большой свободой.

Смена правительства или главы АП кардинальное изменение в информационной повестке не приносит. Скорее, тут может быть идти речь об изменениях в конкретном издании и не более.

С приходом интернет-изданий практически вводить цензуру власть не может и не имеет возможностей.

Какое СМИ в Казахстане, на ваш взгляд, наиболее влиятельное?

О радужных моментах в стране узнают из ежедневных газет. Только 8% читают электронные СМИ. Если сравнивать с российскими изданиями, то казахстанские издания проигрывают в популярности. Тут скорее уже российские более влиятельные, нежели наши. Что касается жизни страны с точки зрения правительства и президента, то тут влиятельные – «Егемен Казахстан» и «Казправда».

Информационная безопасность у нас слабо выстроена. Потому что события, которые произошли в ряде стран, показывают, что позитивное освещение событий может спровоцировать появление протестных настроений.

Сегодня информационная политика изменилась в корне. Раньше были журналисты, которые создавали продукт. С появлением соцсетей многие люди стали потребителями и производителями информационного продукта.

К примеру, были выборы в местные маслихаты по мажоритарной системе. У казахов есть такая «фишка» - деление на роды. Встречаются на одном участке представители двух родов. Побеждает представитель одного рода. Проигравший на своем сайте помещает информацию о том, что все представители рода, который выиграл на выборах, - педерасты. Потому что они за него не проголосовали. И все это прочитали. А в этом поселке порядка 30 тыс. человек. Начались разговоры о том, что надо с ним разобраться и др. Пришлось много поработать, чтобы такой конфликт погасить.

В таких случаях надо понять, как предотвращать такую информацию. Я всегда говорю, чтобы те, кто создает информационной продукт, работали с чистой правдой. Потому что ложь или неправда отторгает человека и создает неправильное суждение.

Вы сторонник цензуры?

Нет, я не сторонник. В век информационного общества существует много вопросов, которые мы еще не рассматривали. Закрытие социальных сетей ни к чему хорошему не приведет, в интернете есть достаточно инструментов, чтобы обходить блокировки. То есть казахстанца нельзя и не получится обделить интересующей его информацией.

Но вместе с тем я противник того, чтобы в Казахстане преследовались оппозиционные издания. Есть одно но – если ты дал не правдивую информацию, то последствия этого должны быть решены в рамках закона.

Согласны ли вы с последними поправками в УК РК, к примеру, о тех же слухах?

Отвечу на этот вопрос так - государство должно защищать общество от нестабильных и деструктивных действий и сценариев. С другой стороны СМИ должны иметь возможность говорить о тех проблемах, которые есть в обществе, но, не переходя граней чести и достоинства граждан.

Глава агентства по информации и связи предложил внести свою лепту блогерам и пользователям соцсетей в развитие госСМИ. Что бы вы предложили для развития этих СМИ?

Сейчас в госСМИ нет объективности. Такое же отношение и у оппозиционных СМИ, правда, с другой стороны. Тут вспоминается ситуация с одним областным изданием. Они не популярны, потому что освещают, к примеру, информацию о том же пожаре однобоко. Не дают полной информации, не раскрывают полной картины этой проблемы. А просто рассказывают, произошел пожар и точка.

Я понимаю, что у нас много талантливых журналистов. Мне кажется, что надо дать творческую свободу. И не надо их все время направлять в работе.

Недавно был саммит тюркоязычных государств в турецком Бодруме. Было предложение о создании тюркского телеканала, наподобие арабской аль-Джазиры. Реально ли создание такого канала?

Скорее он превратится в развлекательный канал. Мы не готовы и не идентичны в политических системах. Мне кажется, первый видео-репортаж может быть принят в штыки в той или иной стране и таким образом вызвать волну критики, основой которой будет «Вы вмешиваетесь во внутренние дела!»

Чтобы пошло вещание, надо приблизиться к общей политической системе, чтобы она была похожая в каждой тюркоязычной стране.


Нравится

Другие портреты

Геннадий Бендицкий
Журналист
Бендицкий думает об уходе из газеты "Время"
Ержан СУЛЕЙМЕНОВ
эксперт ОФ “Институт медиастандартов”
Реорганизация "Хабара"
Балташ ТУРСУМБАЕВ
общественный деятель
Сегодня и во власти, и в оппозиции ситуация тупиковая
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане