«О трансформации политической системы и идеологии»

29 июня 2014 / 0:34
4713 4
Талгат Мамырайымов
Политолог

Интервью с политологом Талгатом Мамырайымовым.

Завершается первый политический сезон в этом году. Какие можно отметить тенденции и есть ли принципиально новые тренды в казахстанской политике, как вы считаете?

Я бы отметил в первую очередь то, что за последнее время были предприняты определенные действия политическими силами. По итогам которых нас, возможно, ждут большие перемены.

Речь идет о возможной трансформации политического режима в сторону усиления роли парламента и премьер-министра.

Соответственно вполне возможно, что могут быть проведены внеочередные выборы в Мажилис или в Маслихаты. Тем более недавно Дарига Назарбаева заявила, что Маслихаты слабо выполняют свои функции в контроле за местными исполнительными органами. Здесь надо обратить внимание на тот факт, что такие разговоры, видимо, не случайны. Наверняка, это своего рода информационное сопровождение перед внеочередными выборами.

В целом внутриполитическая жизнь Казахстана остается прежней.

Однако стоит отметить, что трансформация режима может быть еще связана с добровольной сдачей оппонента казахстанского режима – экс-зятем президента РК Рахатом Алиевым. Не исключено, что это связано еще и с предстоящим транзитом власти в Казахстане. Возможно, Рахат Алиев работает на внешние силы давления. А эти силы, по-всей видимости, заинтересованы в установлении в Казахстане марионеточного режима.

В одном из интервью вы говорили о том, что в Казахстане слабо выстроена идеологическая составляющая. На ваш взгляд, будет ли эта сфера задавать тренд в ближайшее время?

По всей видимости, Москва решила не ввязываться в дальнейшую эскалацию конфликта в Украине. Теперь Кремль, на мой взгляд, акцентирует внимание на формировании евразийской интеграции, а также на включении в него дополнительных сателлитов – Армении, Кыргызстана и Таджикистана. В этом русле Кремль, возможно, попытается установить еще и политическую гегемонию над странами постсоветской Центральной Азии. Причем посредством установления здесь марионеточных режимов. Каким бы фантастическим не казался бы некоторым такой сценарий, его нельзя полностью исключать, тем более после событий в Украине. Так, к примеру, недавно в Узбекистане появилось сепаратистское движение «Каракалпакстан алга!». Причем появление этого движения сразу же получило довольно широкую информационную огласку в ведущих российских СМИ. Кроме того, в России недавно был принят закон, согласно которому трудовые мигранты из Средней Азии не смогут ездить без загранпаспортов в Россию. Все это можно рассматривать как некую форму шантажа с целью дестабилизации ситуации в регионе, принуждения в первую очередь Кыргызстана и Таджикистана на вступление в Таможенный и Евразийский союзы.

Сейчас состояние казахстанской идеологической сферы играет на руку Кремлю для реализации экспансионистских амбиций. Основная проблема Казахстана в идеологической сфере заключается в повальном доминировании российских СМИ. Среди них большая часть делает акцент на российских культурных и политических идеологемах. В частности, аннексия Крыма благодаря пророссийской позиции СМИ получила широкую поддержку среди нашего населения.

В этом аспекте показательно заявление, которое сделал 5 июня 2014 г. глава ФСБ России А. Бортников на заседании Совета глав органов безопасности и спецслужб стран СНГ в г. Минске. В частности, он сказал, что в ФСБ «учитывают, что в странах могут быть силы с определенными намерениями, касающимися свержения власти». При этом Бортников добавил: «Деятельность деструктивных сил по раскачиванию обстановки в странах СНГ недопустима. Мы будем действовать жестко, в рамках закона, чтобы не дать возможности деструктивным силам влиять на ситуацию в наших странах». Данное заявление Бортникова можно рассматривать как некий многозначительный месседж многим главам постсоветских государств, стремящимся избежать протектората Москвы. В пользу такого вывода говорит то обстоятельство, что никакая структура, никакие соглашения не уполномочивали ФСБ заниматься вопросами безопасности стран СНГ.

Как вы думаете, возможно, ли появление межэтнических проблем из-за проблем в идеологии?

Межэтническая гармония достигается через открытый диалог, когда друг другу говорят о взаимных обидах, их обговаривают и соответственно забывают о проблемах. Но у нас это табуируется. Если говорить: «Халва-халва», то во рту слаще не станет. То есть, говорить о том, что у нас все хорошо в межэтнической сфере вовсе не означает, что все будет хорошо и все станет только лучше. У нас есть проблемы в межэтнической сфере. К примеру, скрытая напряженность между казахами и русскоязычным населением. Видно, что русскоязычные казахстанцы относятся пренебрежительно ко всему казахскому. Такое отношение усилилось после вступления Казахстана в ЕАЭС. Это очень опасная тенденция. Ведь в таких условиях Москва может реализовать свои экспансионистские планы. Надо отметить, еще проблема в том, что среди русскоязычных казахстанцев есть еще и казахи-манкурты, способствующие кризису «казахскости». При этом многие манкурты напрямую, или опосредованно относятся к элите.

Насколько верно разделение «наши» или «не наши»?

События на Украине стали неким рубежом или водоразделом между затаенными настроениями такого рода и открытым их выражением. Ситуация будет только ухудшаться. Повторюсь, надо открыто говорить о наболевших проблемах в межэтнической сфере. Видным представителям казахов и русского этноса нужно сесть за стол переговоров, диалога по этим проблемам. Нельзя бесконечно сжимать пружину межэтнической напряженности, делая ее табуированной темой, – в один прекрасный день она может разжаться и привести к большим катаклизмам.

Может быть, проблема поляризации нашего общества в том, что в Казахстане нет духовных авторитетов?

Многие понимают, что мораль исторически является интеллектуальным продуктом элиты для того, чтобы можно было легче управлять нижестоящими представителями общества. Поэтому казахстанская элита является автором того морально-нравственного климата, который у нас наблюдается. Об этом свидетельствует ситуация, когда дети крупных чиновников просто берут и убивают простых людей, и они после этого не несут никакой ответственности.

В Казахстане же наблюдается падение общечеловеческих ценностей. В первую очередь нивелирование таких ценностей как «сострадание», «прощение». Сейчас люди у нас относятся друг к другу преимущественно по принципу «человек человеку - волк». Если ты не имеешь связей, поддержки, то ты в Казахстане «никто» и тебе вряд ли светит, например, получить хорошую работу. На такого рода преференции могут рассчитывать лишь те представители простого народа, которые «кристально чисты» и являются незаменимыми профессионалами. То есть, для того, чтобы простому казахстанцу получить какие-то преференции от государства, ему нужно быть чуть ли не «терминатором». Но почему-то такие требования почти не предъявляются представителям элиты, людям их круга. И в большинстве своем именно такие обстоятельства являются главной основой поляризации нашего общества.

Остается только уповать на представителей интеллектуальной элиты, но их усилия – капля в море с угрожающей ситуацией. Они не смогут призвать людей к переоценке человеческих ценностей без поддержки государства, а оно не только отстранилось, но и еще поощряет морально-духовный вандализм.

 

Записал Халил МУКАНОВ


Нравится

Другие портреты

Андрей Чеботарёв
Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»
О кризисе в экспертном сообществе, интересах ЕС и США в Казахстане, минусах и плюсах власти
БЕКЕТАЕВ МАРАТ БАКЫТЖАНОВИЧ
Министр юстиции Республики Казахстан
Министерство юстиции Республики Казахстан
Жанат Джарасов
депутат Мажилиса Парламента РК
О новых механизмах противодействия терроризму
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане