«Об эффекте на Казахстан украинского кризиса, советсткости, центрально-азиатской парадигме»

28 июля 2014 / 11:33
4988 3
Еркин Байдаров

Интервью с Еркином Байдаровым, ведущим научным сотрудником Института востоковедения им. Р.Б. Сулейменова, кандидатом философских наук, профессором Российской Академии Естествознания

В последнее время российские эксперты недоумевают, почему украинские события так остро воспринимаются в казахстанском обществе. Причины называются разные – политтехнологии, наши собственные фобии и др. На ваш взгляд, у нас действительно нет поводов для беспокойства, и нет нужды драматизировать ситуацию?

События в Украине действительно всколыхнули не только казахстанское общество, но и все постсоветское пространство. И этому много причин – общее прошлое, общие ценности и т.д. Для казахстанского общества украинские события имеют большое значение, так многие казахстанцы экстраполируют её на себя. И этому немало причин.

Естественно, что многие простые казахстанцы не предполагали, что события, начавшиеся в конце прошлого года в Киеве, приведут, в конце концов, к тому, что мы видим сегодня – разрушения, гибель мирного населения, сбитый малазийский «Боинг» и т.д. Люди, если перефразировать Нобелевского лауреата Элиаса Канетти, превратились в животных, не замечая при этом, что убивают.

Недоумение российских экспертов, тому, почему украинские события так остро воспринимаются в казахстанском обществе, выглядят немного странно. Ведь вернув Крым под Андреевский флаг, Россия тем самым еще раз дала понять, в том числе и Казахстану, что «если что» зоной российских интересов может быть любая территория постсоветского пространства, где  существует т.н. «угроза» русскому населению. В случае с Казахстаном, где ее северо-восточные территории граничат с Россией, поводов для беспокойства предостаточно.  Тем более, что ряд высказываний высокопоставленных российских чиновников вызвал немало шума в казахоязычной прессе и социальных сетях.

Естественно, что подписание договора о создании ЕАЭС после истории с присоединением Крыма вызвала волну критических мнений по поводу предстоящего союза. Напоминание президента Н. Назарбаева о том, что союз имеет чисто экономическую выгоду, тем не менее, вызывает тревогу, так как еще со студенческой скамьи нам всем (по крайней мере, тому поколению, сдававшему экзамены по политэкономии) известна ленинская формула, что «политика - есть концентрированное выражение экономики». Не приведет ли это в дальнейшем, к потери суверенитета Казахстана? Причем таким вопросом озабочены не только у нас в стране, но и в республиках, которые намереваются вступить в ЕАЭС – Армении и Кыргызстане. 

2015 год я думаю, покажет, что нам ждать от этого союза. Поводов для беспокойства и нужды драматизировать ситуацию сегодня, как мне кажется, нет. Ведь и сам президент Н. Назарбаев, подчеркнул, что если что-то пойдет не так, то ни кто не помешает Казахстану выйти из него.

Определенная часть вашей жизни прошла в Советском Союзе – вы родились в СССР, здесь выросли и получили образование. И если оперировать концепцией «русского мира», то вас можно отнести к части этого самого мира. Ощущаете ли вы себя частичкой «русского мира»?

Да, в какой-то степени я ощущаю себя частичкой «русского мира», и нисколько не стесняюсь этого. Того «русского мира», который олицетворяют – Александр Пушкин, Лев Толстой, Федор Достоевский, Сергей Есенин, Сергей Рахманинов, Анна Ахматова, Владимир Высоцкий и др. Русский язык и русская культура многое дала для развития, как современной казахской культуры, так и современной культуры независимых государств центрально-азиатского региона. Отрицать этот факт было бы нечестно.

Моё ощущение себя частичкой «русского мира» начинается с детства.  Имея друзей и среди русских и среди других этносов проживавших в тот период в столице советского Узбекистана (уроженцем которой я являюсь), объединяющим нас всех вместе был русский язык. То же самое было и в Алма-Ате и в других столицах бывших советских республиках. Обучение на русском языке, где большая часть времени отдавалась русскому языку и русской литературе, естественно оказало сильное влияние на формирование моего мировоззрения. Это и любовь к России как стране, к русской культуре и т.д. Однако, это не означает, что тем самым я всецело поддерживаю российскую внешнюю политику или их президента В. Путина. Какие-то шаги российского руководства вызывают согласие, но есть и такие которые вызывают отторжение. Это я считаю естественным. Каждый из нас имеет свою точку зрения. Но когда в социальных сетях люди не владея информацией в полной мере, начинают делать выводы, искажая её или же нагнетая обстановку, становится боязно и за страну, вырастившую их и за ее будущее. 

Принадлежность к т.н. «русскому миру» позволяет мне поддерживать дружеские отношения со своими российскими коллегами, участвуя в тех или иных проектах, что в эпоху глобализации является одним из основных факторов интеграционных процессов, в том числе и в области науки и образования. Так, например, решением Президиума Российской Академии Естествознания, мне недавно было присвоено звание профессора РАЕ. Как вы видите, мое ощущение частичкой «русского мира», ни сколько не делает меня ущербной личностью.

С другой стороны в Казахстане пытаются создать собственный идеологический инструмент - патриотический акт «Мәңгілік ел». Как вы думаете, может ли он стать национальной идеей? 

 - Данный проект при всей своей оригинальности, как мне представляется, не имеет будущего. Попытка властей консолидировать всех казахстанцев на базе этой идеи с самого своего начала, была обречена. «Мәңгілік ел» может быть национальной идеей только казахов, но не других казахстанцев. Как вы сами думаете, может ли она стать национальной идеей для русских, или других славянских и не славянских этносов республики? Чтобы стать национальной идеей для других этносов Казахстана, она должна проникнуть в их дух, превратиться, как отмечал немецкий философ прошлого века Генрих Риккерт в «живой нерв культуры». Только казахам как наследникам конно-кочевой цивилизации прошлого, оставившей свои достижения в «вечности» истории, может быть понятен смысловой код  «Мәңгілік ел». Для других этносов Казахстана, их национальная идея, может быть понята, только через призму их собственной истории. Вне исторической Родины любая другая предлагаемая властью национальная идея для этнических диаспор никакой ценности не представляет, кроме оригинального и красивого по смысловому содержанию названия.  И как бы ни хотели убедить себя в этом представители АП и АНК, но такова, правда.

Появится ли когда-нибудь обновленная концепция «тюркского мира»? И нужна ли она вообще?

- Концепция «тюркского мира» (смотря, как вы её понимаете) как мне кажется, никуда и не уходила с авансцены истории. Её реанимация происходит у нас на глазах. Конечно, пока не видны её основные аспекты, но, тем не менее, мы видим её будущие контуры, которые  подчеркивают её цивилизационную матрицу – тюрко-мусульманскую цивилизацию.

Конечно, роль Анкары в процессе тюркской интеграции довольно заметна, но и роль Астаны как медиатора в этих процессах также велика. Открытие именно в Астане Тюркской академии выполняющей координирующую и консолидирующую функцию в процессе межгосударственной и межэтнической интеграции, говорит о том, что Казахстан является заинтересованной стороной. Поэтому концепция «тюркского мира» не потеряла своего значения и интерес к ней будет всегда, пока существует тюркский мир и тюркский язык.

Для начала, я думаю, надо создать тюркское информационное пространство. И будущий переход Казахстана на латиницу полностью отвечает этой концепции.

Перспективы центрально-азиатской интеграции довольно туманны. Ясно, что страны заняты собственными проблемами и задачами, но сможет ли регион стать чем-то цельным? Или это морфологически невозможно?

- Во многих своих публикациях я неоднократно подчеркивал, что центрально-азиатский регион мы должны представлять как единое культурно-цивилизационное пространство. С этим тезисом не согласны многие эксперты, в том числе и отечественные. Как мне кажется, это связано с тем, что мы живем как бы в своей скорлупе, не имея представления, что представляют собой наши соседи по региону изнутри. Чтобы это понять, надо не только знать историю региона, но и активно проводить исследования различных аспектов развития центрально-азиатских обществ. Например, изучая историю Казахстана в школах и вузах, мы изучаем ее без привязки к региону. Правильно ли это или не правильно, как вы сами думаете?

Действительно, сегодня каждая из стран региона занята своими собственными проблемами. Но для того, чтобы регион стал чем-то цельным, нужно чтобы понимание этого факта дошло до сознания населяющих регион обществ. Отделившись стеной отчуждения, друг от друга, государства Центральной Азии легко могут стать объектом притязания со стороны более крупных фигур «великой шахматной доски», как образно обозначил Евразию Збигнев Бжезинский.

Один из самых великих тюркских мыслителей ХХ века Чингиз Айтматов, в одном из своих последних интервью подчеркнул, что историческая общность, языковое сходство, наличие общих традиций, обычаев дает народам региона неисчислимые возможности для того, чтобы быть вместе и сообща строить новый мир, единое цивилизационное сообщество.  Эта мысль великого писателя во многом справедлива.

Поэтому только сообща мы можем противопоставить себя остальному миру.

Но при этом, мы не должны упускать из внимания тот факт, что любой интеграционный процесс может натолкнуться на дилемму, возникающую между экономикой и геополитикой: если первая стремится к интеграции национальных экономических систем и стратегий, то вторая начинает деформировать интеграционные процессы, имея различные притязания (этнонациональные, территориальные и др.), которые не вписываются в нормы стабильного и поступательного историко-экономического процесса. Результатом столкновения геополитических интересов может стать как истощение политических ресурсов, так и возникновение конфликтных зон, что мы наблюдаем сегодня в регионе.

Насколько актуальны, на ваш взгляд, угрозы, исходящие из Центральной Азии? И будет ли продолжаться тенденция к развитию межгосударственных проблем на уровне водных ресурсов, межэтнических отношений, земельных вопросов и др.?

- Угрозы, исходящие из Центральной Азии, на мой взгляд, несколько преувеличены. Например, Туркменистану, придерживающемуся политики нейтралитета, по большому счету, нет дела ни до соседей, ни до всего мирового сообщества. Только чистый прагматизм.

Некоторое опасение для Центральной Азии может вызывать кыргызско-таджикский конфликт, где обе стороны как бы напоминают  мировому сообществу, что на политической карте мира есть и они.

Будут ли продолжены тенденция к развитию межгосударственных проблем на уровне водных ресурсов, межэтнических отношений, земельных вопросов и др.? Конечно же, они будут продолжены. Ибо от их решения очень многое зависит в будущем. Погрязнем ли мы во внутригосударственных конфликтах, или же приняв компромиссное решение, удовлетворяющее все заинтересованные  стороны, будем строить «рай» и двигаться к благосостоянию наших народов будет во многом зависеть от нового поколения граждан государств региона. Мы же должны указать им правильный путь, наметив, как говорится ориентир. Поэтому, нужно максимально укреплять «близость» государств региона друг к другу, что возможно не только лишь при условии  политического сотрудничества, но и социально-экономического и социокультурного.

Эксперты склоны считать, что Казахстан будет только выигрывать от различных проектов, которые исходят от держав – Китая, России, США.  Насколько верно данное утверждение?

 - Любые проекты от тех держав, которые вы назвали, а также те, что будут исходить от других держав, должны в первую очередь отвечать национальным интересам Казахстана – это проблемы безопасности, социального самочувствия и т.д. и т.п. При этом, не просто отражать государственные интересы страны, но и интересы его непосредственных соседей.

Являясь сегодня лидером региона по многим показателям (что иногда застилает глаза некоторым нашим согражданам, делая их, в какой-то степени чванливыми), мы не должны забывать, что лидерство на современном этапе может быть временным. В силу чисто объективных причин, Казахстану удалось с помощью зарубежных инвестиций оторваться от своих соседей по уровню жизни. Но только экономически и то - это касается только лишь нескольких крупных городов Казахстана. В остальном у нас и у соседей одни и те же проблемы – безработица, коррупция, маргинализация и пауперизация социума, наличие депрессивных населенных пунктов и т.д.

Считать, что Казахстан будет только выигрывать от различных проектов, которые исходят от Китая, России, США, является не разумным. Почему? А потому, что условия диктовать будет не наша страна, а тот, кто за это платит. Макиавеллевский принцип «разделяй и властвуй» нисколько не изменился. Поэтому тешить себя иллюзией, что от проектов, инициаторами которых будут более крупные державы, мы, что-то получим положительное, просто напросто неразумно.

Каковы ваши прогнозы касательно политических процессов, в среднесрочной перспективе? Какие тренды вы выделили бы?

- Политические прогнозы сегодня делать очень трудно, тем более среднесрочные. В масштабах мировой политики, ухудшение отношений между Западом (при лидирующей роли США) и Россией будет только нарастать. Выльется ли это в военный конфликт, я думаю, нет. Все прекрасно осознают, к чему это может, в конце концов, привести. Более актуален, на мой взгляд, Ближний Восток, где продолжающееся военное противостояние между Израилем и Палестинской автономией, с одной стороны, плюс провозглашение  «Исламского халифата» со стороны ISIS (ИГИЛ), или как они теперь себя называют  «Исламское государство», с другой, могут привести не к мнимой, а к самой настоящей «сlash of Civilizations».  

Касательно, Казахстана, то здесь прогнозы делать еще сложнее.  Главный вопрос, который волнует всех, касается вопроса передачи власти. Как он будет происходить, кто будет следующим президентом страны, не приведет ли это к конфликту внутри политэлит и как они себя поведут? 

Конечно же, эти вопросы вовсе не праздные, а вытекают из контекста политических процессов в РК.  Многое будет зависеть, от того, как проявит себя ЕАЭС. Амбициозные задачи, которые поставил перед страной ее президент, придется решать уже новому поколению казахстанцев, выросших в период становления независимости. Поэтому от прогнозов я бы воздержался, предоставив все её величеству Истории. 

Записал Халил МУКАНОВ


Нравится

Другие портреты

САПАРБАЕВ БЕРДИБЕК МАШБЕКОВИЧ
Аким Актюбинской области
Актюбинский областной акимат
КАСЫМБЕК ЖЕНИС МАХМУДУЛЫ
Министр по инвестициям и развитию Республики Казахстан
Министерство по инвестициям и развитию Республики Казахстан
© 2012-2018. Sayasat.org. Все права защищены
iBECSystems - разработка веб-сайтов, мобильных приложений, систем электронной коммерции и бизнес систем в Казахстане